Яков СЫЧИКОВ. Великий комментатор

January 20, 2020

 

Великий комментатор

Один человек решил никогда больше не давать комментариев. На все вопросы он отвечал: «Без комментариев». На все запросы из милиции или дурдома, он тоже отвечал: «Без комментариев». И даже поклонникам он говорил тоже самое, а ведь некогда слыл самым крутым комментатором — «комментатором от бога», как называли его четырнадцатилетние девочки, голяжками дрожа от переизбытка чувств.

Были времена великому комментатору всегда удавалось держаться в трендах, каждый, кто открывал новый топовый ролик и мотал после просмотра вниз ленту комментариев, всегда видел нашего героя в первых рядах — в самом верху неизменной портянки комментариев всегда закреплялся, залайканный всеми, наш герой. Великому комментатору всегда умудрялось первому застолбить себе место под новым роликом и, поражая изобретательностью и остроумием, уловить главное — то подспудное чувство, которые было, казалось, у всех на языках, но никак не слетало, и только великий комментатор срывал его у всех из под носа и предавал общественности. И от великого комментария струилась вниз новая минипортянка слов, все благодарили за то, что сказал то, что все они сами хотели сказать, но не могли.

Великий комментатор комментировал все подряд: политику, шоу-бизнес, новости в секс-индустрии, проделки звезд и желтую прессу, многие удивлялись, как он только умудряется за всем этим следить, но секрет наш герой держал в тайне.

Даже когда он завел собственный канал и стал там комментировать все подряд, и тогда он не проболтался. Но — что-то пошло не так. Хватка стала слабеть, великий комментатор стал сдавать, и новые комментарии его лайкали все меньше, да и то по старой памяти: все они отдавали какой-то вторичностью, затхлостью и скудоумием.

— Он исчерпал себя, он сносился, — говорили с презрением люди и отворачивались, пролистывая ленту комментариев вниз, — подальше от этого позора и разочарования. Но скоро в этом нужды не стало, потому что комментарии великого комментатора перестали лайкать даже самые преданные поклонники, и комментатор неизбежно падал вниз. Теперь если вы хотели поглумиться над былым фаворитом и написать ему, какой он мудак, вам приходилось мотать портянку комментарием до самого непробиваемого дна. Там ютился наш «комментатор от параши», как называли его дети и девочки. Многие самые преданные хейторы за месяц так прокачали пальцы, ежедневно наматывая километры колесиком мышки, что собрались и запатентовали этот новый метод спортивной тренировки рук и затмили собой устаревший эспандер.

В какой-то момент, комментатор понял, что все, это конец. И стал жить «без комментариев». Это был его единственный отныне комментарий.

В квартиру ломились журналисты, — впрочем, не очень часто, обычно в последние дни месяца, когда все другие новости уже расхватали, — и требовали комментариев, но слышали все одно и тоже. И тогда человек понял, что подобный ответ, ответ — «без комментариев» — уже содержит в себе комментарий. И тогда он решил, что по старинке, как делали это раньше монахи и сумасшедшие, даст обет молчания, о чем он и известил мир, дав, как уверял, свой последний комментарий.

Так постепенно о человеке забыли совсем. Раз, может, два в год о нем вспоминали по центральному телевидению: «А что там наш великий комментатор, все молчит?» И комментатор молчал.

То, что комментатор молчит, нависло над миром как проклятье, хотя и вполне сносное, не более тех, что нависали над человечеством раньше. Все знали, что великий комментатор молчит и приняли это как данность. Отныне комментатор стал чем-то вроде мифа, чем-то само собой разумеющимся, чем-то вроде царя Гороха. «Ну, ты еще про великого комментатора вспомни», — говорили как присказку при споре люди. Со временем он и вовсе вернулся к своему первозданному имени, то есть снова стал «комментатором от бога» или «божественным комментатором». Так назвали его люди через сто тысяч лет, которые в раскопках земли (на частично сохранившихся серверах) нашли свидетельства существования некогда великого комментатора. Естественно они решили, что это был бог. Относительно молодой бог загнивающей цивилизации, в последней стадии которой особо ценился увесистый, добротный комментарий по делу, — как, впрочем, и не по делу тоже. Многие разучились мыслить и все, что они умели, это полагаться на комментарии экспертов. Неудивительно, что богом таких людей стал Божественный комментатор.

Что касается того, сомневались ли люди будущего в существовании подобного бога? Конечно, да, и не то что бы сомневались, а были стопроцентно уверены в полном его отсутствии. То есть не бога-комментатора, никакого друга бога в их совершенном миропредставлении не было и быть не должно. С этими предрассудками люди будущего расстались навсегда, потому что сами они выросли на обломках того, во что превратился мир под сенью богов и людей в них верующих.

Так великий комментатор окончательно и необратимо канул в небытие. И в нем и пребывает по сей скудный на события день.

Нужно ли говорить о том, чтобы вы оставляли комментарии, лайкали и звонили в колокольчик? Даже не знаю. По-моему, это все равно, что пукнуть гулко во всеуслышание на похоронах прям под ухом у стенающей вдовы.

Будете счастливы и обильны. Используйте эту сказку по назначению — для прослушивания и рассказывания. Детям для этого рекомендуются дневные часы и дни полной скорби, всем остальным — по вкусу. Нежелательно только в предвечернее время и в ранних сумерек внимать сему рассказу.

Share on Facebook
Share on Twitter