Тимур ХОМИЧ. Стихи. Из цикла "Невозможность поэзии".

Тимур Хомич (р. 1985) — белорусский поэт, прозаик, публицист. Закончил заочное отделение Литературного института им. М. Горького (семинар прозы П. Басинского). Пишет на белорусском и русском языках. Финалист конкурсов молодых литераторов имени Л. Гениюш и имени М. Танка, которые проводились Белорусским ПЕН-центром в 2010 и 2012 годах соответственно и по итогам которых изданы сборники «Genius loci» (2012) и «Азёрная школа паэзіі» (2013). Публиковался в белорусских журналах «Дзеяслоў», «Паміж», «Тэксты», русскоязычном журнале «Крещатик» и чешском журнале «RozRazil».

Из цикла «Невозможность поэзии»

НЕ О ПОЭЗИИ

стихи опубликованные в фейсбуке ничего не стоят независимо от их качества. стихи опубликованные в интернете на самодельных сайтах или на сайтах маркируемых «квалифицированными читателями» «специалистами» так называемыми интеллектуалами как интернет-ресурсы для графоманов тоже

какой бы чушью ни было написанное необходимо опубликовать это в толстом журнале публикация в толстом журнале все решает. опубликованное в толстом журнале в глазах читателя в том числе (если не в первую очередь) «квалифицированного» приобретает значимость

а уж если книга а уж если в крупном издательстве о

известное выражение сальвадора дали реши что ты гений и ты им станешь легко интерпретировать

дури всем голову проще говоря наебывай

писать оригинальные стихи тем более рифмованные ой как непросто верлибр в данном случае весьма кстати но поскольку верлибр к настоящему времени совершенно исчерпал свои возможности необходимо несколько усложнить его например прибегнув к хитроумной технике намеренного обессмысливания всякого предыдущего и последующего высказывания так пишет аркадий добронравов

(см. следующее стихотворение)

а чтобы всем стало ясно с кем они имеют дело чрезвычайно важно чтобы все слова в стихотворном тексте были написаны со строчной имена известных личностей названия улиц и т.д. вот как у меня сальвадор дали

еще важно отказаться от знаков препинания или полностью или частично в частности неплохо смотрится точка в середине строки при полном отсутствии запятых и тире жуть как поэтично

дурить всем голову просто. люди рады обманываться. они нуждаются в объектах поклонения. в лидерах в господах

это не о поэзии это о нейробиологии

мир примитивен поэзия хороша

Стихотворение Аркадия Добронравова[1]

УСТАЛОСТЬ ХОЛМА

прислушайся – и пыль, исписанная мелом которая пока не тронута дождем, как будто сбежались дети морем к сбору гальки быть может, слышишь голос их, который не перепутать бы с морской щемящей речью

прикосновеньем ласковым трепещет солнце темнеет сумрак резче, словно в поле всюду знаки

плетей созвучья обнаженность вынесет под почву готовность в пласт иных, вторых созвучий мне слышится, но, нежность погружая лощеной стали золотом морским блеснувшей приличие пускается в досаду

когда, потянутый, как кровлей, дымкой пепла воспользоваться глиняным сосудом туманом распростертый вихрь болезни воскресный ужин из лугов в постели трав прохладных прикрыть глаза дыханием источнику – ему ведь как колесо, шумит бегущее по краю как выводок птенцов, чьи клювы орлицей выпить яд цикуты, более забавный чем все, что было, станет как пергамент

вот-вот обрыв, чуть в сторону, едва ли но – остановка, слабость, холм вдали, и мысль привыкшая к безмыслию, безречью усталость тем приснится, прожил кто старенье а радость станет ужасающей возможностью земных блаженства, боли

СЛОВОБЛУДИЕ

одна из причин

почему я с огромным неприятием

отношусь к нашей эпохе, заключается

в навязчивом стремлении окружающих

упразднить всякую ясность.

это проявляется во всем:

от повседневного (сетевого) языка

до языка высоколобых гуманитарных дискурсов.

чем примитивнее вокруг люди,

тем все больше усложняется

их язык. у них теперь

не речь, но дискурс,

не высказывание,

но способ говорения…

вероятно, это связано

со всеобщим школьным образованием,

с тем, что, несмотря на

интенсивную коммерциализацию

высшей школы, доступ в нее

пока остается открытым

для широких масс.

людей образованных много,

жизнь бедна на события,

действительность скупа

на неожиданные повороты,

все привычно до оскомины,

все уже было,

все, что нам осталось, –

вечное повторение.

но конкуренция на рынке умов и талантов

возрастает. отсюда

непреходящая мода

на структурализм,

постструктурализм,

постмодернизм и прочий

мутный и пыльный треп.

что, в общем, понятно – пустоте

комфортнее всего под покровом

непроницаемой сложности.

вот молодые люди – бородки,

как на рекламе в барбершопе,

тоннели в ушах, татуировки,

очки на носу, тонкие ножки, на них –

штанишки в обтяжечку. кроссовки.

я таких мальчиков в городе

видел много, они неотличимы

друг от друга. но при этом каждый –

творческая личность, неповторимый,

не такой, как все. этот Миша,

но в Фейсбуке он Майк,

этот Коля, в Фейсбуке – Ник.

этот пишет стихи под псевдонимом

Майк Пистолетов, а этот

рисует на холстах черточки и квадратики

под псевдонимом Ник Напалмов.

лес в котором мы присутствовали при построении смысла утренней росой смыл наши тени

трава прорастала в память где нам не было места так как утренний лайнер перенес нас через континент в рио

позже были несколько чашек кофе в нью-йорке в лесу лишь остались неслышные звуки как ощущение наших ног

- Майк, это ты написал?

- я.

- о чем стихотворение?

- этот вопрос,

с точки зрения современного

поэтического способа конструирования смысла,

не может быть задан, поскольку

в ситуации конца проекта Модерна

и смерти больших нарративов,

возможность текстуальной парадигмы,

отсылающей к практикам узнавания/

опредмечивания/артикуляции,

является по меньшей мере дискуссионной,

если не фундаментально ложной

по причине укоренённости в историческом прошлом,

представляющем собой не более чем оптику

актуальной рецепции массовых практик и идеологий,

текучесть и изменчивость которых

как безусловна, так и не представлена

в качестве данности, здесь и сейчас,

а выражена посредством аберрации означающего.

- Майк, ты философский

факультет закончил?

- нет, менеджмента

и финансов.

а вон и девочки подтянулись –

ух, какие не такие, как все!

вот Люда Петрова

(Элла Тургенева),

вот Лиза Сидорович

(Liz Sidоrоff),

вот Катя Плюшкина

(Кася Вітаўт).

Элла – фем-