Алексей БОРЫЧЕВ. Стихи


Борычев Алексей Леонтьевич – поэт, физик, кандидат технических наук, лауреат премий в номинации «Поэзия» журнала «Литературный меридиан» за 2013 год и «Зинзивер» за 2016 год, лауреат литературного конкурса «Дебют года - 2014» в номинации «Поэзия» Международного Союза писателей «Новый Современник», лауреат «Международного литературно-музыкального фестиваля «Звезда Рождества - 2016», (Запорожские отделения КЛУ и МСПУ), финалист международного конкурса поэтического журнала «Окна» (Германия) (2012 г.), финалист международного конкурса «Эмигрантская лира» в номинации «Поэзия», (Бельгия, Льеж) (2013 г.), финалист конкурса программы «Вечерние стихи» на звание «Лучший поэт 2013 года», (газета «Вечерняя Москва»), финалист 12-го Международного литературного конкурса «Вся Королевская Рать» 2015 года (ВКР-12) в номинации «Поэзия» Международного Союза писателей «Новый Современник», финалист литературного конкурса журнала «Свиток», (Германия), удостоен ряда медалей и дипломов от СП РФ, таких как медаль «А. С. Грибоедов», медаль «55 лет московской городской писательской организации», (СП РФ), диплом «За верное служение отечественной литературе» и др. Был редактором некоторых литературных журналов, например, "Новая литература". С 2007 по 2014 годы включительно - постоянный автор журнала "Юность". С 2014 года до настоящего времени - постоянный автиор журнала "Смена". Автор нескольких сотен публикаций в центральных, региональных и зарубежных журналах, газетах, альманахах, коллективных сборниках. Среди них: «Наш Современник», «Нева», «Смена», «Юность», «Московский вестник», «Аврора», «Невский альманах», «День поэзии», «Истоки», «Север», «Байкал», «Студия», публиковал стихи в Литературной газете, газете «День литературы», «Российский писатель», «Культура», «Московский литератор» и в ряде других изданий, автор девяти книг стихотворений. Стихи печатались в периодике России, Украины, Белоруссии, Молдовы, Казахстана, США, Канады, Германии, Финляндии, Израиля, Австралии, Узбекистана, переведены на иностранные языки, входят в учебники. Живёт в Москве.

Беги, берёзка!..

Знаю – безысходности пути неизмеримы.

Знаю – бесконечности безликие горят.

Что неповторимое? – здесь всё неповторимо!

Выстроились праздники и похороны в ряд…

Чистая – в лесной глуши – забытая берёзка!

Скоро ты, весенняя, к веселью побежишь!

В небе самолётная рассеется полоска…

Звуки все умолкнут.

Будут только свет да тишь.

Сколько никогда и ни на что неразделимо!

Сколько безразличия на небе, на земле!

Ты беги, берёзка, мимо всех событий, мимо,

Смех роняя светлый, и по свету, и по мгле!

По лестнице…

По лестнице, по лестнице ступают времена,

Толкают нас, толкают нас –

То в спину, то в затылок.

А лестница ведёт туда, где сон и тишина,

Где память, чувствами давясь,

Давно уже остыла.

Там нет путей и нет пространств. И только пустота

Зовёт меня, тебя и всех

В извечное иное.

И понимаешь: всё – не то, и ты совсем – не та,

Смеётся плач, крадётся смех

Тоскливой стороною.

И ты – не ты, и я – не я, и стёрты все следы

От наших мыслей и страстей

В трёхмерном скорбном мире.

Там каждый может быть любым, седым и молодым,

Всё постижимо в простоте,

Как меткий выстрел в тире…

Кувшинки смеха твоего…

Кувшинки смеха твоего,

Азалии твоих желаний,

Эмоций тонких вещество,

И облака твоих страданий, –

Волшебнодействуют во мне,

И волшебство передаётся

Еловой зябкой тишине,

Траве, деревьям, небу, солнцу…

А я стою. А я смотрю.

В лесные изумруды лета,

Смотрю в алмазную зарю,

И чётко понимаю – где-то

Живёт второй такой же я.

Его характер – симметричный.

В пределах инобытия

Тебя преследует привычно.

Тебя другую… То есть нет…

Конечно, не тебя. Но всё же –

Там, где течёт алмазный свет –

Так на тебя она похожа!..

Однако лилии черны,

Что смех её обозначают,

И ядами напоены

Презренье, радости, печали.

Ассоциации…

Равнодушной волной океана

Рождена в перламутре заря,

Где белёсой печатью тумана

Усыпляется дух сентября.

Времена пересыщены плотью

Многоводных спокойных пространств,

Где мечтают киты о полёте,

А мечта, будто спица, остра…

И чего-то забытого ищут

Бесконечной свободы круги…

Ветры памяти истово свищут,

Но твоей не коснутся руки.

Облака расцветают к рассвету.

Облака – это мысль о тебе...

Океанскому влажному лету

Не сыграть на пустынной трубе:

На пропавшей в болотном июле

Посреди среднерусских трясин.

И колеблется тенью на тюле

Темнота разлучающих сил...

Не то мне печально…

(триолет)

Не то мне печально, что жизнь прозевал,

А – что прозевал в ней себя!

И пусть я не встретил любовь-идеал, –

Не то мне печально, что жизнь прозевал!

Плевать, что учёный, богач, маргинал –

Живут все, о том же скорбя...

Не то мне печально, что жизнь прозевал,

А – что прозевал в ней себя!

Рассмейся в утренние зори…

Рассмейся в утренние зори

Слезой сверкающей росы,

Рисуя счастье на просторе

Сияньем солнечной слезы.

И пусть тебя на свете нету,

И ни меня... и никого...

В пыланье огненного света –

Покой, надмирность, торжество...

И влаги тёплые овалы,

И смех прозрачных сквозняков...

Судьба нас вместе не связала,

Нас,

Двух потухших светляков.

Так пусть же все так потухают,

Ведь нет тебя, и нет меня,

И никого не покарают

Взбесившиеся времена...

По комнатам гуляет ветер.

За окнами – тревога птиц.

Покуда – никого – на свете,

То никому и нет границ,

Ограничений и пределов...

Их нет, не будет никогда,

Пока земное опустело,

И – только Небо и Звезда...

Небо дышало светом…

Небо дышало светом. Небо смотрело осенью.

В листьях больших, янтарных – солнечный день дрожал.

Лица – мечты смешные – ранены злыми осами,

Осами дней осенних, тысячей светлых жал!

…Я погляжу на остров, тот, что вон там, на озере.

Чудится, будто лодка чья-то ко мне плывёт.

Кажется, это ты в ней, с чайной осенней розою,

Вёслами синь взрезая, смотришь в пучину вод.

Но ни тебя, ни лодки. Скучно. Однообразие.

Солнечный день осенний вывел тебя из тьмы.

Ты, как всегда, прекрасна, страстна до безобразия.

Но ни тебя, ни лодки… жаль, что не вместе мы!

Солнечный зайчик пляшет. Строит смешные рожицы.

Молча смотря на остров, вижу, что нет тебя…

Ты, как и всё на свете, только больное прошлое.

Но я живу надеждой, прошлое в ней терпя…

Вода в остатках теорем…

Вода в остатках теорем

И плавники столетней чащи –

Незамечаемы никем –

Покоем ли, толпой кричащей…

Момент весенне-летней силы