Лия РЕЙН. Молитвы Притхи

January 17, 2020

 

Лия Рейн

родилась в русско-немецкой семье,

училась в Челябинском университете и университете г. Ахена (Германия),

изучала искусствоведение, европейскую историю и германистику, также

посещала лекции по античной философии. Участвовала в разных литературных

объединениях.

Пишу с детства и каждый день, писать мне легче, чем говорить.

Мои стихи — это автобиография и мои же дневники.

 

 

 

 

 

 

 

 

Лия Рейн. Молитвы Притхи

 

Когда меня спрашивают, отчего у меня такое странное имя, каждый раз отвечаю: Притха — это индийская принцесса, когда ее отдали на воспитание в другую семью, ее стали называть Кунти, больше мне ничего не известно. У моей мамы был период увлечения индуизмом, когда я родилась. Потом началась «эпоха» буддизма. Потом мама снова вернулась к индусам, но бабушка к тому времени решительно выступила против экзотических имен, поэтому моего брата, который на пять лет младше, зовут Ваня. Он никогда не называл меня по имени. «Притха» - детям это имя слишком трудно произнести, потому я была для него всегда «няней».

 

 

 

Два часа семнадцать минут

 

Ночью, в два часа семнадцать минут, во входную дверь, в замок, кто-то вставил ключ и провернул два раза. Дверь отворили и Притха, лежащая в темноте в своей постели в дальней комнате, услышала глухой, но громкий звук: нечто большое и довольно тяжелое упало на пол  в коридоре.

Она напряженно вслушивалась в звуки, но что было громче? - шум в коридоре или удары ее собственного сердца?

Дверь входная захлопнулась сама,  видимо от сквозняка, звук был резким и неожиданным, Притха присела в постели и в тот миг дверь в маленькую комнату, где стояла ванина кровать,  скрипнула, а ее — эту комнату, - не открывали уже много месяцев, и шаги человека, в нее вошедшего, были тяжелыми. В ваниной комнате включили свет, так что и коридор, в котором уже давно перегорела лампочка, осветился.

Удары сердца отдавали в горло, Притха вскочила и, как была в ночной сорочке, выбежала с криком в коридор:

Ваня! Ваня! Ваня!

В первые за долгие месяцы в комнате горел свет.

Ваня!

Ваня показался, выглянул из комнаты, и Притха прыгнула к нему и прижалась на несколько секунд, потом отступила на шаг, взяла его за обе руки и хотела их поцеловать, но остановилась и отпустила его руки.

Ты приехал! Ты приехал!

Я же обещал! - сказал Ваня и обнял сестру.

Ты приехал! - она повторяла снова и снова.

Притха снова взяла его за руки и вглядывалась в лицо: изменился? Возмужал? Жив и здоров? Руки-ноги целы? Взгляд ее был напряженным и тревожным, казалось, она искала нечто в нем, что могло бы быть, что было от нее до времени скрыто.

Извини, сейчас что-нибудь на себя накину, я быстро! - и Притха побежала обратно в комнату, раскрыла плательный шкаф и начала выбрасывать из него одежду и в спешке не могла сообразить, что бы ей надеть, нашла халат, накинула.

Наконец-то ты вернулся! - Притха снова была в ваниной комнате и снова обняла его. Ваня был сильным и спокойным, никуда не торопился и был немногословным, как и всегда.

Хочешь кушать? Пить? В душ? Ты устал с дороги? Как же ты оттуда добирался?

Тем же путем, как и попал туда, - ответил Ваня.

Или ты хочешь спать? - спросила Притха.

Да, я лягу, - ответил Ваня.

Да, - отозвалась Притха, - ложись, а завтра мне расскажешь, ведь я почти ничего не знаю. Ложись тогда, спокойной ночи...

 

 

Старый рюкзак

 

И Притха вышла и запнулась в коридоре о ванин большой рюкзак на полу. Свет в ваниной комнате погас, а Притха вернулась к себе, посмотрела на часы, был третий час и можно было бы уснуть, но не смогла. Она не могла больше спать: все тряслось у нее внутри.

За несколько секунд до того, как Ваня вставил ключ в дверь и вошел, Притха проснулась. Она вздрогнула во сне и проснулась, и теперь, когда Ваня был наконец дома, она не могла уснуть. Она лежала и вспоминала, картины прошлых месяцев пролетали у нее перед глазами, она ждала, когда придет утро и Ваня проснется, и она его спросит... И он расскажет... Если захочет... Притха не была уверена, что он захочет. Она лежала в постели и ждала, когда начнется новый день, она ждала много месяцев, а за несколько дней до его возвращения вдруг перестала ждать...

Тянущее чувство ожидания и страха исчезло, наступила тишина в душе и пустота, и дни стали легкими и размеренными, словно невидимый груз с души спал. И дни стали светлыми и медленными, а до этого — были словно скомканными. И все беспокойство ушло и напряжение, и  мысли — ворохами — временами мрачные, временами отчаянные и горькие, - тоже исчезли.

Это верно Ваня едет домой, - ду