Стихи


Марина Карпман родилась в 1984 г. в Тюмени, выросла в Беларуси, с 2001-го г. жила в Москве.

Окончила Литературный институт им. А. М. Горького (семинар В. А. Кострова).

С 2015-го г. живет в Израиле.

***

Какие ж мы с тобою разные —

Кофейное зерно и конопля.

Глядя на нас, цветет сарказмами,

Глумится матушка-Земля.

Я — пальцы в кольцах, иглы в венах,

Ты — пиво, вобла и шашлык.

Представить вместе нас у Твена

Не повернулся бы язык.

Мичурин сдался бы, стараясь

Скрестить нас — воск и ананас.

И даже скалы ухмылялись,

Смотря с высот веков на нас.

Тяни-толкай, кентавр, гаруда—

Мы органичны в их ряду.

Мы как бумажная посуда,

Поставленная на пиру.

Судьба-алхимик, жизнь-шутница

Смешали в колбе наш союз —

Коктейль готов. Кривятся лица,

Попробовав его на вкус.

Мы вместе — это нереально:

Кофейное зерно и конопля.

Сакрально или ритуально,

Но нас не вынесет Земля.

****

Алексею Никонову

I

Да что ж происходит в городе?

Люди снова слушают поэтов.

Непревзойденно холодно

Непроходящее время — лето.

Рты раскрыты, головы подняты,

Юность -- едва одета.

А я вспоминаю непонятое,

Вечное когда-то лето.

II

Тому назад пару июлей

Мы — тоже почти раздетыми —

В темных квартирах прогуливали

Последнее наше лето.

Такие же юно-весенние,

Восторженно внимая поэтам,

Мы растрачивали, разменивали

Даром доставшееся лето.

Красивые, беспечальные

( Да каждый сам в душе был поэтом!),

На крышах порой встречались мы

С утренним, росистым летом.

В домах полузаброшенных,

Среди самопальных куплетов,

Мы просто жили в хорошее,

Очередное лето.

Под розовым небом, за столиком

С бокалом, с грозой, за газетой

Само нашло нас, алкоголиков,

То дивное, яркое лето.

Сентябрьским ветром простуженные,

Чихнув, потеряли билеты.

Ушло, оказавшись ненужным,

Прекрасное, тихое лето.

И мы очутились за дверью,

В стене не найти просвета.

Теперь навсегда потеряно,

Как в луже кольцо, лето.

III

…В зале душно и накурено,

Дымятся мысли и сигареты,

Они и скрывают погубленное

Нами самими лето.

Насмешливо, чуть завистливо,

Смотрю на фанатов поэта.

Им только предстоит немыслимое,

Бешеное, хмельное лето!

А нам туда нет возврата:

Взросленье — плохая примета.

В память надежно упрятано

Быстро прошедшее лето.

В надежде себя успокоить

Всё жду от кого-то ответа:

Друг мой, ты же будешь помнить

Наше с тобою лето?

***

I

Я дорога отчаянным поэтам,

Ты ищешь Бога в барабанной установке.

С утра, отплакав солью до рассвета,

Я увлеченно меряю обновки,

На кухне яйца-соль становятся омлетом,

Я обгрызаю ручку и рыдаю

Ты где-то в Тушино рождаешься поэтом,

Я где-то в Марьино поэтом умираю.

II

Поэты умирают по утру.

И виновата не дуэль, а виски с колой.

Поумирал, пошел опять к столу —

Принять сто грамм. Закалка старой школы.

Глицин и виски вечером. Потом,

Не сняв сапог, ложится спать поэт.

Посуда в раковине, сумка под столом,

А за окном смеркается рассвет.

III

В рассветной темной улице вдвоем

Мы изучаем пиво у ларька.

Нас ждет водозаборный водоем,

Твоей руки так ждет моя рука.

И, чертыхаясь на высоких каблуках,

Я ковыляю к речке --- за тобой

И верю, что немного погуляв,

Мы все-таки: «Пойдем уже домой!»

И будет сода в ванной. Я курю,

Мурлычет кот, ты пьешь, я ем конфеты.

А в Тушино закат. И я смотрю,

Как ты становишься отчаянным поэтом.

***

«А та, что сейчас танцует,

Непременно будет в аду»

А. Ахматова

На запястье три браслета,

Платье в пол, глаза горят,

В длинных пальцах сигарета.

Здравствуй, мой прекрасный ад!

Разноцветные коктейли,

Отлетает пена с пива…

Тесный мир, где раз в неделю

Все отчаянно- красивы.

Руки жмут, целуют в губы,

Спины ломит от хлопков

( Взгляды, шепот, пересуды),

Дружба — аж до синяков!

У столов — сгорают мысли,

На диванах — возбужденье.

Свет и праздник нашей жизни

Этот рай еженедельный.

Боги, демоны, поэты…

--Еще 300 грамм и колы!

Звезды, музы, дети света…

«По домам?» -- « Не, до танцпола!»

«Вася, жги!» -- «Давай, Володя!»--

«Кстати, слышали про Крым?» --

«Не читал я Сартра, вроде…» --

«Выпьем?» -- «Крым? Да и черт с ним!»

Где-то ром на платье льется,

Рядом звон стекла об пол,

Кто-то радостно дерется

Под дискуссию про соул.

В этом сверхбогемном газе

Проще быть самим собой:

Сколько правды в этой фразе:

«Или пост, или запой»!

…Утро вновь раскрасит светом

Угол улицы Мясницкой.

Денег нет. И нет кареты.

Ну да до метро здесь близко.

Музы, демоны, поэты

В утро замотают лица.

И в скупом туннельном свете

Первый сон к нам постучится.

***

Потолок улетает, а крыши становятся ниже

Стены тают под зноем — без моря не выжить

На полу рыжий кот. Обстоятельно чистый и рыжий!

На матрасе забыли Камю. Он обижен.

На балконе рассвет: шумный, голый, бесстыжий.

Спать ложатся — пора бы — летучие мыши,

Птицы утро встречают восторженно. Мы же

Тихо-тихо сидим. Ведь иначе рассвет не услышим.

Я собью плед в комок, ты с ногами залезешь повыше

И от дыма поморщишься -- разумеется, я закурю,

Затушу, повожусь и придвинусь поближе,

Чтобы вместе увидеть-потрогать зарю.

Помолчим, а потом я, конечно, не вытерплю:

Процитирую Блока или «Берейшит»:

«Создал Бог…» -- и по дням посчитаю — что именно.

Ты, подумав, заметишь, что время для Шахарит

А потом будет кофе—плохой, но с конфетами,

Витаминки, посуда, «Где мой телефон?»…

Вот зачем проводить свои ночи с поэтом:

Будет каждый рассвет -- как начало времен.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • zhmlogo
  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка
  • Facebook Social Icon

© 2020 Литературный оверлок