«Литературный оверлок», выпуск №3/2018, Тимур Хомич. Удаление из «Журнального мира»


Итак, дорогие читатели и авторы альманаха "Литературный оверлок", портал Журнальный мир https://vk.com/zhurmir на днях объявил о прекращении сотрудничества с нашим чудесным альманахом. Причины две: отсутствие официальной регистрации издания и произведения замечательного белорусского поэта и прозаика, моего сокурсника Тимура Хомича. С регистрацией - тут все ясно, ее можно сделать при необходимости да и не регистрировался альманах мною сознательно, дабы не погрязнуть во всей возможной бумажной волоките, а вот со стихами - забавно вышло. Произошедшее в какой-то мере показатель того, в какой стране мы с вами сегодня живем. И нет обиды на редакцию ЖМ, ибо они тоже себя берегут и понять их можно. Ну так почитаем же все вместе творения Тимура Хомича и выскажем свои мысли, если таковые возникнут, по этому скорбному поводу!

Тимур Хомич (р. 1985) – белорусский поэт, прозаик, публицист. Закончил заочное отделение

Литературного института им. М. Горького (семинар прозы П. Басинского). Пишет на белорусском и

русском языках. Финалист конкурсов молодых литераторов имени Л. Гениюш и имени М. Танка,

которые проводились Белорусским ПЕН-центром в 2010 и 2012 годах соответственно и по итогам

которых изданы сборники «Genius loci» (2012) и «Азёрная школа паэзіі» (2013). Публиковался в

белорусских журналах «Дзеяслоў», «Паміж», «Тэксты», русскоязычном журнале «Крещатик» и

чешском журнале «RozRazil».

ЖЕРТВА РЕПРЕССИЙ (1)

– Тунеядцев и трутней нам не надо! –

сказал президент Беларуси А.Г.Лукашенко.

С пакетом на голове, подгоняемый в шею прикладом,

был я выведен из дому и тут же расстрелян у первой стенки.

Так я узнал на собственном жизненном опыте

о том, что смерть – это почти не страшно;

гораздо страшнее жизнь в обществе

креативных, предприимчивых, работящих…

Было принято решение показать мою казнь по телевизору

в коротком обзоре текущих успехов республики –

удивительно даже, но ничего не вырезали,

поэтому сюжет понравился хомячкам в Фейсбуке.

Приехавшие на погребение лидеры оппозиции

выступили с популярной речью про Сталина, 37-й и репрессии,

и когда меж пришедших возникли шпики из милиции,

и без того невеселый день стал совсем невесел.

Жертва кровавого режима лежала в гробу,

к подножию гроба падали тихо гвоздики.

Что дальше было, рассказывать я не могу –

душат слезы дико.

…А в стране таки повысилась производительность труда:

все кинулись трудоустраиваться, опасаясь насилия,

и даже у оппозиции забот прибавилось, когда

Госдеп увеличил ей финансирование.

Либеральные интеллектуалы поверили в народ,

перестали называть быдлом, манкуртами и совками,

представители креативного класса тоже продвинулись вперед

по пути человечности и раскаяния.

Офисные работники бросили постить котов,

проститутки удвоили норму клиентов за ночь;

слышалось всюду: «Работать готов?» – «Всегда готов!»,

«Мир! Труд! Май!» и «Слава труду!» раздавалось.

Даже чиновники социально востребованным делом занялись.

Предприниматели прекратили махинации с черным налом.

Словом, надломилось что-то в общественном сознании

после того, как меня не стало.

Так что, как бы там ни было, жизнь моя, завершившаяся так убого,

послужила для белорусских тунеядцев и тунеядиц важным

по своему нравственному значению уроком.

Однажды.

ЖЕРТВА РЕПРЕССИЙ (2)

– Каждый доброволец будет наказан! –

сказал президент Беларуси А. Г. Лукашенко.

Весь избитый, кровью измазанный, с синим заплывшим глазом,

был я выведен из дому и тут же доставлен в застенки.

Так я узнал на собственном жизненном опыте:

работают наши органы крайне непрофессионально;

что не участвовал я в АТО, ни один из гоблинов

и слушать не стал, несмотря на алиби.

Напрасно доказывал я, что я не нацист

и что плевать я хотел на Евромайдан и его завоевания, –

мне в руки вложили ручку и какой-то лист

и подпись поставить на нем заставили.

Авторитеты в СИЗО встречали меня как равного,

думали, я действительно состоял в «Азове».

Пришлось во всех подробностях концепцию белой расы

для них разжёвывать, покрываясь каплями пота и позора.

Пока мы вот так часами разговаривали о политике

или на деньги резались по ночам в карты,

с воли всё шли и шли надушенные открытки

от волонтерок кампании «Говори правду».

Было принято решение судебный процесс провести публично,

чтобы все убедились: правосудие в нашей стране – не блеф.

На суд пришли или же на автомобилях личных

приехали представители «Справедливого мира»,

ОГП, БХД, КХП-БНФ, БНФ.

В толпе, набившейся в зал судебного заседания,

несколько особняком держались наблюдатели из Америки.

«Свободу герою!» – вопили демонстранты у входа в здание,

и кто-то мерзко так блеял «Жыве!» под дверью.

Глядя на происходящее заплаканными глазами,

слушая, о чем говорилось, страдающими ушами,

я думал: «А не пошли бы вы на х…й все, гады, разом?!», –

никакого уважения собравшиеся не внушали.

Смертный приговор сопровождался гулом и выкриками

про Сталина, 37-й, репрессии, попирание прав человека.

По телевизору этого не показали. Вырезали.

Хомячков в Фейсбуке привело в раздражение это.

Через несколько месяцев, разумеется, меня умертвили

в затылок выстрелом, ведя по коридору, длинному очень,

еще через несколько месяцев все обо мне забыли,

а может, никогда никого нигде и не было вовсе.

ЖЕРТВА РЕПРЕССИЙ (3)

– Олигарха Чижа задержать немедленно! – сказал Лукашенко, Александр Григорьевич. Несмотря на то, что не Чиж я и Чижом никогда не был, меня схватили и увезли бог знает куда за город.

Так я узнал на собственном жизненном опыте: режим кровав. Никому спасения нет. (Хотя от государственного насилия вроде бы у буржуазии должен быть определенный иммунитет.)

Кроме того, узнал я: наши спецы орудуют круто. Выбиваются показания ими споро и просто. Через пару минут экзекуции я и сам как будто почувствовал: я – собственник средств производства.

Претерпев над собой немыслимую процедуру – что-то такое, что я бы назвал «хирургическим террором», – я, конечно, признал, что водил кое с кем шуры-муры и уводил из страны капитал в офшоры.

И еще – что мерзавец я, уклонявшийся от налогов, и что ананасы, как говорится, и рябчиков жрал, пока у простого трудящегося народа проездной дорожал и хлеб дорожал…

Я Чиж! Казалось бы, банальная истина: в каждом из нас свой собственный подлый сидит олигарх. Но от истины этой мне стало противно и кисло. Это был в некотором роде экзистенциальный швах.

Тем временем люди в погонах все продолжали, орошая, если терял сознание, из ковша водой. Невероятно, но факт: постепенно какой-то не жадный делался Чиж во мне, отзывчивый и простой.

Искренний, бескорыстный и благородный, непримиримый по отношению ко всякой лжи. Бескомпромиссный, справедливый, свободный, светлый, солнечный, преданно любящий жизнь.

Его унижали, а он как дитя смеялся и так подобен был Ганди, Тагору, Будде и даже Христу. Хотелось Чижу делиться с миром внутренними богатствами и целовать планету за ее потрясающую красоту…

АКТИВИСТ

Не чтоб

угодить на видео,

не чтобы попасть в Инстаграмы,

не чтобы в Фейсбуке и Твиттере

описанным быть графоманами

под бурные вопли и визги

разбил себе голову я,

густые кровавые брызги

на репортеров струя,

на камеры и операторов,

на всех вообще зевак,

а чтобы вы знали, надо

ценности рынка и демократии отстаивать как.

ПЕСНЯ НЕВИННОСТИ, ОНА ЖЕ ОПЫТА

1

Скверные новости день ото дня. Грянет война, говорят, вот-вот. Мне же плевать. Моя жизнь – война (что виртуальная – то не в счет).

Школу бойца я прошел дай бог. Ранен бывал, погибал не раз. Шлем, гимнастерка, пара сапог, бронежилет, противогаз.

Ствол в руке, дробовик – в другой. Мужественен я и широкоплеч. В хаки окрашен мой комп боевой, и клавиши – как картечь.

Дабы не выследил враг – на лице цвета травы нанесен макияж; сам изобрел я его рецепт, с кремом смешав гуашь.

В бойнях в Инете скачанных игр крови холодной врагов рекой я закален, боевит и лих, словно только что с передовой.

Плевка, размазанного по земле, скучней ваша антивоенная трепотня. Нет ничего на свете, ей-ей, увлекательнее, чем война.

2

Черт меня дернул на эту войну… В дырках сапог и в соплях - окоп. Нет, не героем в строку войду, кормом червям – поедали чтоб.

Гул в голове и в ушах - погром. Ссу под себя, а в кишках – салют. С ног в строю не валюсь с трудом и кое-как на посту стою.

Руку пожавший мне президент, поп, автомат окропивший водой, бабы, оравшие лозунги вслед, будьте вы прокляты, о-ё-ё-ёй!

Ма-а-ама! Штаны подобрал, бегу. Чую: в рейтузах шуршит понос. Сыт по горло я вашей, угу, войной.

***

коровки дают молоко курочки ко-ко-ко дают яички так по привычке пчелки дают медок кушай сынок вырастешь станешь солдатом возьмут в нато будешь стрелять гранаты кидать людей убивать ступишь на мину погибнешь милый мама заплачет далёко сыночек сынок мой курочки будут ко-ко

коровки дадут молоко

***

Девушка хочет мужа А мужа все нет и нет Некому приготовить ужин Некому налепить котлет

Поставила фото на аву На котором она секси Лайкнули фото Миша и Слава Но у Миши Оля, а у Славы Света

Лайкнул еще Гринь Виталий Но он, увы, голодранец А у девушки тонкая талия Девушке нужен иностранец

Лайкнул Погребняк Валера Известный городской сумасшедший А у девушки грудь пятого размера Девушке не нужен