Как зарождается Революция (рецензия на рассказ Николая Леушева "Лучший день").

Рассказ символически начинается со сна. Главный герой пробуждается, дается ему это тяжело: гнетущие мысли давят подспудно, не дают насладиться приятным сном, где он и она, некая загадочная «она», скорее всего жена, или возлюбленная, но кто-то, кого уже рядом нет. В ком он ищет спасения, успокоения. Автор интуитивно, или даже – инстинктивно, берет правильный тон: полунамеков и полутонов, потому что герой его еще не проснулся, еще четко не сформулировал для себя то, что так мучает его изнутри. Но все, что с этим связано, он обозначает с большой буквы, даже такое будничное и рядовое как шлагбаум. Для него это уже Шлагбаум, потому что там – за ним – происходит нечто, что в корне меняет его жизнь. Особенное значение тому придает то, что происходит это с героем уже не молодым, пожившим, которому, в общем-то, поздно проходить инициации, а значит – это не просто проверка себя на вшивость, а нечто большее: резонное подытоживание всей жизни – суд надо собой.

Рассказ часто переходит в репортаж с места событий: телеграфный стиль, описание противостояния народа и его «слуг», все происходит здесь и сейчас, мысли рождаются не из воспоминаний, не из событий прошлого, это не обдуманное десять раз заключение, вывод, - каждая мысль – это решение, принятое только что – в борьбе, во внутреннем диалоге с самим собой.

В некотором роде, это, да, инициация человека, никогда не вступавшего в такие внутренние разногласия с совестью, когда одна часть тебя говорит – делай, как правильно, а другая – понимает, что понятия износились, что всю жизнь ты жил старой правдой, которую давно постелили вместо коврика и вытерли об нее ноги. Пока ты жил честно и правильно, интеллигентно, другие строили в обход тебя трубы, по которым жизнь, богатая, пышная жизнь в виде нефти и газа, текла мимо тебя. А ты все делал «правильно».

И вот, наконец, героя эта «правда» коснулась лично, как и всех его односельчан, земляков. Раньше можно было терпеть, пока под землей, пока не видно. Теперь же «правду» вывалили прямо под нос. И запах не даст забыться в повседневных делах и успокоениях, в мыслях, что все делаешь как надо, как все.

Сама природа подсказывает герою, в ней он ищет ответы. Бурлящая река, с шумом выбрасывающая из недр своих грязь и мусор, конечно, служит инстинктивным символом борьбы, говорит, что сдаваться нельзя, «грязь» терпеть нельзя, это предел: дальше самоуничтожение. Вырождение как вида.

И как правильно постигает герой: женщины это понимают быстрее: рожают они, непосредственно воссоздают жизнь они.

От осознания неизбежности беды спасает героя только чувство природы: шум леса, пение птиц успокаивает взвинченные нервы, дает ясное понимание картины мира. И он с удивлением взирает на молодых, которые этого не понимают, бояться понимать; которые заняты работой – кормить семью, зарабатывать деньги.

Чтоб развеять сомнения герой часто обращается к предкам: к деду, к отцу – мужчинам. А как бы они? Вот они бы как поступили? И ответ ободряет. Пройдя суд на собой, герою больше не страшен становится «законный» суд.

Да и там он видит людей, тех же людей, даже уважающих его и сочувствующих, но сделавших или делающих еще выбор иной.

Несмотря на интенсивный, местами агитационный стиль, стиль плакатов и лозунгов, от автора не ускользают тонкие психологические детали. Ювелирно описаны типы людей: и с той и другой стороны «войны». Распаренные, румяные, как поросята, ЧОПики и побитые, но не сдающиеся активисты. Молодой парень, подвешенный в скорой («буханке») за ремни, теряющий сознание, бредящий. Девушка, медсестра, осторожно ощупывающая разбитое ухо. Люди, никогда раньше не имевшие подобного опыта – впервые в жизни трогают разбитый нос, с каким детским удивлением рассматривают кровь из носа на пальцах. И «застенчивая» полиция рядом – бережет.

И все это: и рваный, телеграфный стиль, и взволнованная смешанная речь, с комического описания неудавшегося суда легко переходящая в поэтическую – о любви, о боли за родину, за родной край, - все это по-хорошему, по-братски, напоминает раннего молодого Зазубрина, первого «певца» Революции, автора романа «Два мира». Все повторяется. Хочется верить.

Не в ужасы «Гражданской», чьим призраком принято пугать, а сдвиг пресловутого правосознания, вышедшего, наконец, за рамки: можно – нельзя, плохо – хорошо. А значит – и надежда, на обновление, на правду, общую, человеческую, пусть и ценой «потрясений», которыми стращают, но которые и так грядут неминуемо.

от редакции:

Рассказ Николая Леушева "Лучший день" опубликован на страницах альманаха "Литературный оверлок", выпуск №2/2019.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • zhmlogo
  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка
  • Facebook Social Icon

© 2020 Литературный оверлок